Дом – там, где любовь

В рамках XIII Международного фестиваля балета DANCE OPEN на сцене Александринского театра 27 апреля с программой «Ханс ван Манен. Повелитель движения» выступит труппа Национального балета Королевства Нидерланды. Сегодня у нас в гостях – прима-балерина Dutch National Ballet Анна ЦЫГАНКОВА.

– Анна, однажды вы сказали, что переросли понятие «амплуа»: «Я могу танцевать и лирические партии, и героические, и все, что стоит между ними». А кто определяет, когда это происходит, – сама балерина, ее наставник, критики? И какие партии вам ближе и интереснее?

– Начиная со школы, мне посчастливилось работать с замечательными педагогами, которые никогда не довлели надо мной, а мягко направляли в нужную сторону. Я была очень импульсивной, эмоциональной, энергия била через край, так что меня видели в будущем как балерину героическую, бравурную. И мне было очень комфортно в этом «амплуа», оно соответствовало моему внутреннему миру. Но я не сторонница комфорта, в нем легко увязнуть и «заснуть». Для меня риск – необходимая составляющая и в жизни, и в профессии, а новая роль – это всегда приключение. Я использую свой жизненный опыт, создавая новые образы, но и они меняют меня. Мои героини помогли взглянуть глубже на такие вещи, как терпение, умение прощать и любить. Самым желанным вызовом являются роли, где вершина физической формы сочетается со стопроцентной трансформацией в тот или иной образ.

– Когда вы рассказываете о том, как попали в один из самых именитых балетных коллективов – Dutch National Ballet, то скромно говорите: оказалась в нужный момент в нужном месте. Но ведь это не единственное условие для приглашения в такую труппу? Что оценивается, прежде всего, когда театр приглашает солистку?

– Я действительно оказалась в нужном месте и в то самое время, когда была готова к переменам. В том момент, когда пришло ощущение, что мне тесно в самой себе… у меня в руках оказалось приглашение из Dutch National Ballet. Я очень ценю то, что закончила русскую школу, – это прочная основа, на которой можно строить самые сложные конструкции.

Она позволяет адаптироваться к разным стилям, не задумываться о технических сложностях, ощущать тело как инструмент, прекрасно отлаженный и всегда готовый к работе.

Школа и непосредственно моя наставница – легенда русского балета Раиса Стручкова дали мне руки, которые так отличаются от рук западных балерин, русский «верх» – одну из самых выразительных составляющих любого балетного образа.

Имеет значение и способность открываться и дарить зрителям ту радость, которую сам испытываешь на сцене. Все это создает твою личную «сценическую» ауру, по которой тебя узнают. Думаю, индивидуальность и высокий профессионализм и есть отличительные черты ведущих танцовщиков, и, приглашая меня, директор Dutch National Ballet Тед Брандсен оценил во мне эти качества.

– Вы работали в Большом театре в Москве, затем – в Будапеште, сейчас – в Нидерландах. Чем отличается работа в разных странах, в разных театрах? – Я очень благодарна Большому за все уроки. За великолепные спектакли, которых я пересмотрела великое множество, впитывая в себя русские традиции. За Раису Стручкову и ее неотступную веру в меня. За то, что объездила полмира. Но это место не для каждого. И после шести лет работы я его покинула.

Венгрия встретила меня контрактом прима-балерины. Я танцевала по восемь новых партий в сезон, работала с педагогами из ведущих европейских театров и ощутила себя не только балериной, но и актрисой. Коллеги во всем оказывали поддержку, я очень скоро выучила этот невероятный язык и стала по-настоящему «своей». Но опять пришло время перемен, и я уехала в страну с совершенно незнакомым мне до той поры менталитетом. Здесь иной репетиционный процесс и вся организация театрального механизма. Мне было сложно привыкнуть к «блоковой» системе, когда один спектакль идет 10–15 раз, а потом начинается подготовка к другому. Но здесь прекрасная труппа и очень интересный репертуар. Лучшие хореографы мира, однажды поработав в Dutch National Ballet, обязательно возвращаются, так как по их отзывам Голландский Королевский Балет – компания высокого уровня, а танцовщики не только прекрасные профессионалы, но и теплые отзывчивые люди.

– Анна, а где вам больше всего нравится работать? И где – жить?

– Я не живу в России уже 10 лет. За эти годы понятие «дом» приобрело другой смысл. Для меня это внутреннее ощущение, когда ты счастлив там, где находишься. Я не привязываюсь к местам, люди имеют большее значение. Они создают ощущение, что я дома, там, где существуют взаимная любовь, поддержка, понимание и, конечно, твое дело.

– А есть ли особенности восприятия балета публикой в тех или иных странах или даже городах? Например, в Петербурге публика, знающая и понимающая балет, но приверженная к нашей, питерской танцевальной школе.

– Конечно, публика везде разная. Где-то более сдержанная во время спектакля, но хлопающая от души на финальных поклонах. А где-то, особенно в местах, где тебя уже знают, с самого начала чувствуешь доброжелательный настрой зала. Естественно, танцевать для образованной публики с воспитанным вкусом очень приятно. Это словно диалог с умным собеседником.

– Вы во второй раз принимаете участие в фестивале балета DANCE OPEN в Петербурге. Что привлекает вас в этом событии?

– Первый раз, принимая участие в DANCE OPEN, я была поражена невероятной слаженностью работы команды фестиваля, отточенным профессионализмом и потрясающей организацией.

Фестиваль заботится обо всем, не упуская ни одной детали. Внимание артистов полностью концентрируется на выступлении – для этого созданы все условия. Но главное, DANCE OPEN предлагает публике познакомиться с лучшими работами современных хореографов, ранее не представленными в России. Количество звезд мирового балета, принимающих участие в фестивале, говорит о высочайшем художественном уровне. Хочу поблагодарить Екатерину Галанову, Ольгу Беленкис, Василия Медведева и всех, кто трудится над каждым проектом фестиваля, за их усердие, предусмотрительность, профессионализм!

– Расскажите, пожалуйста, о программе «Ханc ван Манен. Повелитель движения», подготовленной легендарным хореографом для 13-го сезона DANCE OPEN.

– Ханс – необычайный человек. Создатель хореографического языка, гениального в своей лаконичности и кажущейся простоте. Из этой хореографии нельзя изъять ни одного движения и нельзя ничего добавить, не нарушив целостности и смысла.

Ханс не только повелитель движения, он также и повелитель формы. Его гений проявился в создании миниатюр, одноактных балетов, идеальных по динамике развития, основанных на четкой концепции. Я знаю Ханса семь лет. Станцевала множество его балетов, но последние годы особенно значимы, так как Ханс поставил несколько балетов на меня.

Он сплетает шаги с мелодией, создавая узоры в пространстве, тело становится инструментом, который делает музыку «видимой». Особенно мне нравится исполнять его дуэты. Наэлектризованное пространство между партнерами, женский образ всегда сильный, независимый; обязателен элемент борьбы. Но Ханс находит путь к примирению в конце, тем самым говоря: прощение и понимание всегда возможно.

В его групповых балетах очень важна сонастройка – это медитативное чувство, когда пары двигаются сквозь музыку как единое целое, дышат вместе, создавая особенное силовое поле, которое распространяется со сцены в зал. Неутомимость Ханса, свежесть его восприятия поразительны. Голландия по праву гордится своим гением, и я очень рада, что петербуржцы соприкоснутся с творчеством удивительного хореографа.

стр.18
Весь номер
Дарья Александрова: «Мне совсем по-детски хотелось в телевизор!»